К «Маяку» Вирджинии Вулф

Миссис Вулф сказала, что напишет роман сама. И мистер Джойс здесь совсем не причем.

Ее  роман написан тем же новаторским методом  модернизма, в технике «потока сознания», только Джойсовского здесь нет ничего. Миссис Вулф начала работу над   «Миссис Дэллоуэй», когда «Улисс» был опубликован, впрочем «Улисс», как и его автор, затмевают миссис Вулф, и она, знавшая, что успех женщин в литературе обязан исключительно дешевизне бумаги, не могла этого не знать, она полагала, что то, что она делает сейчас, вероятно, гораздо лучше могло бы быть осуществлено мистером Джойсом, но в суть субъективного восприятия миссис Вулф пустилась гораздо глубже и импрессионистичней, чем Джойс, сиюминутные мысли, которые она едва успевает зафиксировать, обгонят и само сознание, и его поток, попробуйте-ка, угонитесь за ними, и ведь не успеете, точно, не успеете. И все эти внешние события, — а ведь по-настоящему волнующая жизнь  — воображаемая, как только в голове и миссис Вулф начинали крутиться, ей не нужны были деньги, платье, ни шкаф, ни кровать для Родмелла, ни диван, — являются только фоном, и фоном весьма условным. Что особенно заметно в романе «На маяк».

Маяк остается маяком, даже не понятно, посетил его ли кто-то из Рэмзи? Это лучший   роман Вулф, и именно с него стоит начинать знакомство с ее творчеством. Повествование меняется в тот момент, когда вскользь и в скобках отмечается, что миссис Рэмзи скончалась в прошлом году, т.е. миссис Ремзи умерла, но на маяк Рэмзи еще не попали. И начиная читать, следить за мыслями миссис Рэмзи, главной героини, никак не ожидаешь, что герой умрет в середине. Но от этого не перестает быть героем. Такова логика жизни, ведь именно жизнь непредсказуема, в отличие от сюжета, который мог бы и не существовать, но дело в том, что мысли возникают неподвластно в любую минуту.

Миссис Рэмзи – это, конечно, мать самой миссис Вулф, Джулия Стивен. Ее смерть была причиной нервного срыва 13-летней Вирджини, и это потрясение стало основой того, что заставит миссис Вулф однажды набить карманы камнями и войти в реку (очень сложный способ ухода из жизни, ибо разве может достать сил погружаться на дно, зная, как легко можно освободить карманы?). У миссис Рэмзи  восемь детей, все они разные, а Джеймс непременно хочет попасть на маяк завтра (а я бы тоже хотела попасть на какой-нибудь маяк), но отец, длинный и острый, как нож, мистер Рэмзи, сомневается в возможности этого события. Миссис Рэмзи должна заботить о доме, о детях, о муже…Миссис Вулф не смогла. Она —  это Лили Бриско, расставляющая в саду мольберт, и думающая, мазок какой краски завершил бы картину, и завтра, завтра она непременно это сделает… Семейный портрет на Гибридах, классика жанра. И все же это лучший семейный портрет из тех, с которыми  приходилось знакомится.

Заканчивая читать роман, ощущаешь, словно  прожита жизнь вместе с Рэмзи. Камерность романа (222 страницы карманного формата) позволяет проникнуть в дом Рэмзи у моря,  и провести немного времени с шести вечера до ужина, а потом заняться собственными делами, но  умирает миссис Рэмзи, а  жизнь не останавливается, хотя дом опустел, и пришел в негодность… Но душа продолжает вести разговор с собой, и стремится к маяку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *